ОНА КОГДА-ТО УМЕРЛА…

Выбраться из ада, созданного самим собой, непросто и не многим под силу, поэтому бесценным является опыт избавившихся от наркотической и алкогольной зависимости.Показательны в этом плане судьбы воспитанников Спасо-Преображенского реабилитационного центра для наркозависимых.

ОНА КОГДА-ТО УМЕРЛА…

Спустя два года она отводит глаза и просит не снимать. Хотя где-то дома есть запись «Чрезвычайного происшествия», где она – грязная, невменяемая, в одном только нижнем белье отбивается от патрульных милиционеров, которые пытаются отвезти ее в больницу.
Сегодня воскресенье, и семья идет домой из церкви. Мальчишка-первоклассник, отец семейства несет на руках младенца, а мать чуть поодаль – ненароком вытирая глаза краем косынки. Накануне осени у нее всегда сами собой бегут слезы.

Тогда тоже была осень. Сентябрь гремел свадьбами, и она в роскошном платье гордо садилась в лимузин. Свадьба была скоропалительная, невеста – в положении, родители жениха – довольны что сын, наконец, остепенится, родители невесты в предвкушении нового социального статуса, а жених – бледный и худой, с ищущим взглядом… Тогда она была уверена, что перевоспитает любимого. Что ей и малышу удастся вернуть ему то, что не смогли наркологические клиники и знахари. Сын родился слишком рано и с целым набором болезней. Врачи сочувственно кивают и уточняют, что именно употребляли в день зачатия. Полгода она провела в больницах – свекры не успевали оплачивать лечение долгожданного внука. Молодой отец навещал их все реже – ему было не до того. Подруги уже не раз доложили ей, где и с кем видели его в очередной раз. Она старалась не думать об этом, надеясь на то, что вот-вот они с сыном приедут домой и все станет хорошо.

Домой они вернулись накануне осени. Поначалу муж проводил с ними немало времени, каждый вечер они подолгу гуляли в парке, наблюдая, как желтеют листья. Потом прогулки стали реже. Милиция приехала под утро, поздним октябрем. Он был за рулем, под героином. Дорога скользкая, скорость большая, он и его любовница погибли на месте. Друга в тяжелом состоянии с многочисленными переломами отвезли в реанимацию.
Свекровь не перенесла удара – ушла вслед за сыном в тот же день. Двойные похороны совершенно вывели свекра из равновесия. К концу расследования он нашел утешение в бутылке. Сына пришлось на время отправить к родителям – ей предстояло решить массу вопросов, оформить какие-то документы, как-то жить дальше.

В пустой квартире оказалось страшно много места. Она и раньше знала, где и что лежит, но теперь это можно было взять. Различные наркотики, какие-то таблетки… судя по масштабам запасов, муж и не думал «завязывать». Первый раз она хотела покончить с собой – пару раз видела «передоз», знала, что от этого умирают. Но не рассчитала. Второй раз кололась уже для того, чтобы хоть ненадолго забыть о случившемся. Друзей по несчастью нашла легко – навещая в больнице выжившего друга мужа. Он все еще был без сознания, но к нему приходили знакомые ребята. Вскоре многие из них стали постоянными гостями в ее квартире.

Всего за год она превратилась в развалину. Квартира напоминала ночлежку – все более менее ценное давно продано, запасы героина оказались не такими уж большими. У сына она не была уже семь месяцев. Под «кайфом» – не хотела, без дозы – не могла.
Снова была осень. Холодная и промозглая. В потемках она возвращалась с «важной встречи» - в тайнике грела доза, но ноги едва шли. Он затащил ее в подворотню мгновенно, сопротивляться не было ни сил не желания. Видимо, насильник и сам был не в лучшей форме – она безразлично слушала его пыхтение, даже особо не реагируя, а он все никак не мог стащить с нее одежду. Силы вернулись рывком – когда рука нападавшего нащупала тайник. Извернувшись, как гадюка, она впилась зубами в руку, и тут же последовал удар – сперва по лицу, потом затылком об стену, потом еще один, ногой в ребра.

Обморока не было – он уносил ее дозу, нужную дозу, он бежал впереди, а она, как была, в белье, неслась за ним по ледяным лужам. В тот момент казалось – догонит и убьет на месте. Бег прервал грузовик. Водитель даже не успел начать тормозить – в темноте полуголая женщина вылетела на дорогу слишком внезапно. Несмотря на сильнейший удар она попыталась встать. Не получалось. Медики и милиция приехали быстро. Врачи кинулись к пострадавшей, распластанной на асфальте, но отшатнулись от безумного взгляда и звериного оскала. Чтобы вколоть обезболивающее и успокоительное потребовалась помощь трех милиционеров и бедняги-водителя.

В ту ночь она буквально умерла. Сердце останавливалось дважды. Семь часов хирурги вынимали осколки ребра из печени и легкого, ставили спицы в бедро и ключицу, удаляли разорванную селезенку.

В больницу за ней приехал только один человек. Опознать наркоманку без документов не представлялось возможным, родных не известили. Узнал ее лишь один человек – он пришел утром в больницу вместе с батюшкой – помогать. Это оказался тот самый друг, Андрей, выживший в страшной аварии, виновником которой был ее муж.
Андрей выжил. Ходил все еще с трудом, на правой руке осталось три пальца, но был жив!

Выйдя из больницы пошел в храм – искать спасения от наркомании. Только он понял ее. Не отпустил домой – отвез на реабилитацию. В долгих беседах рассказал, как выводил из запоя ее свекра – отдавая долги погибшему другу. О том, что родители заявили ее в розыск, чувствуя беду. Что сын растет как все ровесники – болезни отступили.

Первый раз позвонить матери она решилась через три месяца. Родители приехали повидать ее в тот е день, привезли сына. Она отдала его на пару дней еще совсем крохой. Так и не увидела его первых шагов и первых зубов. Вихрастый мальчишка узнал ее сразу – по фотографиям. Ждал и верил.
Они с Андреем поженились осенью. Скромно, расписались и сразу же обвенчались. Предстояло наверстать целую жизнь.